Гелий Михайлович Коржев. Часть 1

Избранное
Гелий Михайлович Коржев. Часть 1 1

Картины Гелия Коржева о войне, ветеранах и повседневной жизни заслужили ему славу в советское время. Но о них не забыли и сейчас, пусть даже порой мы и не вспомним фамилию автора. 

Семья

Автопортрет, 1985

Автопортрет, 1985

Гелий Коржев, несмотря на пролетарскую суровость своей живописи, происходил из интеллигентной семьи. Впрочем, дворянские корни не афишировались. Дед художника, Петр Васильевич, приятельствовал со Львом Толстым, сочинял музыку, писал картины. А по профессии был архитектором-землеустроителем и занимался железными дорогами.

Архитектором стал и отец художника, Михаил Петрович. Ученик Алексея Щусева и один из основоположников советской ландшафтной архитектуры, он приложил руку к созданию огромного количества зеленых ансамблей в столице и других городах. Например, парка Горького, Измайловского и Лефортовского парков, реконструкции Александровского сада… В Королеве созданный им парк «Коржевские» культуры» до сих пор, кажется, цел. Еще он любил старые дворянские имения. Парк графов Бобринских в усадьбе Бобрики под Тулой, устроенный легендарным Андреем Тимофеевичем Болотовым в XVIII веке, был воскрешен именно силами Михаила Коржева. О его нраве многое говорит то, что в своем цикле, посвященном «Дон Кихоту», Гелий Коржев придал главному герою черты и характер своего отца.

Мать же художника, Серафима Михайловна, была учительницей русского языка и литературы в средней школе и оказала колоссальное влияние на образование сына. Вдобавок квартира, где вырос Гелий, находилась рядом с Пушкинским музеем — он не только ходил туда с детства в художественную студию, но и выучил все картины в залах практически наизусть.

Взрослая жизнь

Когда началась Великая Отечественная, Коржеву было шестнадцать. Юноша на нее не попал. Он учился в знаменитой Московской средней художественной школе, которую эвакуировали в Башкирию. Впрочем, сначала он уезжать не хотел: перед эвакуацией мальчик успел закончить курсы снайперов и всерьез собирался на фронт. Только уговоры любимой учительницы заставили его все-таки уехать в эвакуацию вместе со школой.

Вернувшись из Башкирии, Коржев поступил в Суриковское училище. Кроме стандартных занятий в натурных классах были и другие уроки: вместе с однокурсниками он работал в Пушкинском музее. Разбирал трофейные сокровища, привезенные из Дрезденского музея. И бесконечно любовался шедеврами, впитывая подход старых мастеров к реализму и их способ поэтизировать реальность.

 
 

Молодой художник, выпустившийся в 1950 году, в следующее десятилетие постепенно обретал свои темы и изобразительный язык. А также славу. В 1957–1960 годах он создал свою первую громкую работу — триптих «Коммунисты»: «Интернационал», «Поднимающий знамя» и «Гомер (Рабочая студия)». Затем последовала серия «Опаленные огнем войны». Самый пик его активности — 1960–80-е годы. Посыпались награды: звание народного художника СССР, Государственная премия, орден Ленина… Его полотна закупали Третьяковская галереяРусский музей. Они стали классикой соцреализма. Их печатали в учебниках, на открытках, плакатах.

Уединение

В 1986 году Коржев, уже заслуженный мэтр, потерял обоих родителей, что сильно повлияло на его душевный настрой. Да и сам он был уже не молод. Художник ушел со всех официальных постов в Совете депутатов РСФСР, Союзе художников и Академии. Закрывшись в мастерской, он начал цикл, который, конечно же, не попал на страницы советских учебников. Крах СССР, как и для большинства стариков, стал для него переворотом мировоззрения.

В уединении создает он новый программный триптих — на сей раз «Адам и Ева». Пишет «Иуду», «Сусанну и старцев», «Искушение», «Лишенных рая»… Это все тот же узнаваемый суровый стиль Коржева: с лаконичной композицией и строгим колоритом. Его герои сохранили выверенную жестикуляцию, постаревшую от загара кожу, морщины и рубцы. Под ногами у них все та же выгоревшая земля. Но вместо солдат-инвалидов и старух-колхозниц перед нами ветхозаветные герои. Впрочем, это тоже люди, уставшие от труда, пережившие очень много.

За этими картинами на библейские сюжеты последовал целый цикл «христианских» полотен. Также в поздний период он пишет фантасмагорический цикл о тюрликах — странных созданиях, который лучше, чем многие реалистические картины, передает ужас конца окружающего мира и наступления новой реальности.

Художник умер в 2012 году в возрасте 87 лет, застав возвращение интереса к своему творчеству: он скончался, занимаясь подготовкой персональной выставки своих поздних полотен «Библия глазами соцреалиста» в частном музее. А спустя несколько лет Третьяковская галерея решила показать творчество Гелия Коржева за все годы его жизни и доказать, что он одна из самых мощных фигур в отечественном искусстве ХХ века.

Источник:  www.culture.ru

1945-1980-1985
1941-1989
1972
1951
1985
1985
2002
1996
1985
1990
1997
1998
2005
1995
1950
1982
1980
1968
1999
1945-1976
1959
image
2002
2007
1995
1990
1994
1966
1998
1984
image
1980
1980-1985
1997
1997
1982
1992
image
1995
1986
1997-1998
1980
2005
2009
1990
1993
1990
1995
1998
2009
1999
1963
1961
1954
1998
1999
2003
1979
1995
2000
1990
1992
1976
1977
1966
1988
2012
1995
1995
1999
2011
1995
2000
2004
1943
1944
1943
1967
1964
1967
1967
1968
1964
1965
1963
1967
1990
1960
1958
1960
1984
1984
1984
2000
1995
1993
1961
1956
1945-1960
1943

Количество работ: 100

 
★ Для удобного просмотра вы можете использовать стрелки на клавиатуре ←влево и вправо→. Чтобы перейти
 в полноэкранный режим нажмите на иконку в правом верхнем углу изображения. ★  
 
О живописности Живописность в нашем сегодняшнем понимании — любование натурой, светом, цветом, фактурой. Восторг перед всем этим лишает выразительности, мешает выражению идеи и чувства. Когда мне нужно изобразить ужас умирающего, а я любуюсь отношением его тела с рубашкой. Только в обобщении понятие живописи нужно. Цвет должен также только выражать чувство и мысль внутреннюю, а не гармонию внешнюю. Гелий Коржев
 
 

Добавить комментарий